Центр психологической консультации 'Вместе'
Тел. +7 (342) 27-87-871
Сот. +7 (951) 93-87-871
RSS

Говорящий симптом. Мифология психологов. Полезно или вредно?

Петрова Елена Юрьевна

Я иногда прислушиваюсь к тому, что говорят за столиками в кафе. И, как можно ожидать, половина услышанных фраз, которые мельком можно услышать, только о психологии.

Вторая половина – это «деловые встречи». Еще я последний год много читаю популярную психологическую литературу. Мне интересно, что и как думают о практической психологии мои клиенты, которые приходят на консультации. Какая мифология в головах у любителей психологии. И не только любителей. Кроме того, что греха таить, многие молодые коллеги тоже активно используют популярную литературу для самообразования.

И мне кажется интересным, что и как мы как психологи считаем очевидным. И является ли очевидным то, что на первый взгляд кажется таковым. Особенно меня интересует тема психосоматики. Поэтому в центре внимания оказывается «говорящий симптом».

А тут и случай в консультации случился подходящий. На одном демонстрационном семинаре участница (назовем ее Аня) предложила поработать с «психосоматикой».

Аня говорит, что две недели назад получила травму мениска. Нога болит. Врач сказал, что «если не сильно будет болеть, то можно обойтись без операции, лечить консервативно». Аня боится операции. И, естественно, ищет варианта «улучшить ситуацию». Это причина выхода на демонстрационную сессию. Аня взволнована. Она предполагает «психосоматику» и что с помощью психологии можно искать, каким смыслом обладает ее симптом. Она думает, что если найдет связь между своими эмоциями и симптомом, то ее боль уменьшится и колено будет чувствовать себя лучше. Аня предположила, что будет полезным эксперимент по типу «о чем тебе говорит симптом», и была удивлена, что я как консультант отказалась подержать её идею. И потому все время спрашивает себя – «какие чувства я испытываю в данный момент?» и ищет связи с тем, что при некоторых чувствах боль усиливается. А при некоторых чувствах и темах боль уменьшается. Аня заметила некоторые тенденции, и за две недели «натренировалась» так, что обнаружила – можно спрашивать свое колено, «что я сейчас думаю?», и даже получать ответы. Аня стала искать символы и мысли, которые были связаны с болью.

Нетрудно представить, что Аня сильно за эти две недели «раскачала» колено. И вместо того, чтобы искать удобную походку, которая была бы полезной для исцеления, походка, при которой она щадила бы коленный сустав, Аня стала превращать ногу в своеобразный «орган текстового сообщения».

Аня была очень настойчива. И действовала исходя из убеждений, которые почерпнула на психотерапии. Ее терапевт, с которым Аня постоянно работала, в предшествующий период систематически спрашивал ее о том, «что говорит ей ее тело». Это было в случаях, когда терапевт хотел более качественно проявить ее эмоции. Мы с Аней заметили во время сессии, что такой алгоритм перехода от эмоций к телу и обратно к эмоциям, запутал дело.

Однако я как консультант решила изменить ситуацию. Я предложила Ане новую схему. Я сказала «пускай твоя душа и твои чувства занимаются своим делом. И не отправляют эмоции в колено. И разрешит своему телу найти удобную походку, которая сделает функцию колена более комфортной». В ходе сессии мы стали искать, как тело реально сигнализирует и подсказывает более удобную позу при движении. И нашли такие сигналы и подсказки. Но, самое удивительное, 70 процентов времени консультации был посвящены тому, чтобы уговорить Анну отказаться от схемы «эмоции – тело – символы – эмоции». Уж очень привлекательным было обнаруженные за эти две недели символы и смыслы, которые связали переживания боли в колене и символы.

Я надеялась, что такое предложение поможет Ане как минимум сделать что-то полезное для восстановления функции сустава и, кроме того, восстановит здравый смысл в области эмоций. «Чувствовать эмоции здесь и сейчас», переживая их как возбуждение, а не как телесный симптом – это путь (с точки зрения гештальт подхода) к более естественной форме контакта.

Если взглянуть на ситуацию с психосоматикой шире, то мы заметим, в чем причина путаницы. Психоаналитические идеи в отношении психосоматики в течение 20 века стали популярны. Много раз публиковались чудесные истории о том, что «были обнаружены символические смыслы симптома и пациент излечился». И такая популярность идеи о символических смыслах симптома настолько завораживает, что слишком «отвлекает взгляд» психолога от сути дела. А суть вопроса в том, что симптом может быть не только «говорящим». Отношения психики и соматики могут быть значительно более разнообразны.

Для сравнения, приведем альтернативную схему работы с психосоматикой. В которой тема «говорящего симптома» более уместна. Николай долго болел язвенной болезнью желудка, его лечащий врач говорил, что есть психогенный фактор в том, что заболевание не поддается современной антимикробной терапии. Николай не отрицает, что его жизнь в семье и на работе была стрессовой. Психотерапевт в ходе консультаций нашел вместе с Николаем те эмоции и темы, о которых не хотел думать клиент. Клиент начал развивать свои эмоции, свою осознанность, свою способность к контакту, начал думать по-новому, и его коммуникации изменились, изменились отношения в семье. В ходе работы несколько раз терапевт просил клиента «скажи, о чем тебе говорит твой симптом». Терапия шла успешно. И симптом прошел. Хронический симптом был понят как символический знак того, что в системе отношений был дисбаланс. И те содержания, которые были ассоциированы с симптомом, были развернуты обратно в межличностную коммуникацию. Николай выздоровел, характер его общения с людьми изменился.

Мы легко заметим, что это совершенно разные случаи. В первом случае (Аня) поиск эмоций и психических символов через симптом был не уместен. Такая символизация усиливала фиксацию симптома. Симптом был результатом физической травмы. Во втором случае (Николай) симптом образовался в рамках системы отношений. Поэтому поиск символов в симптоме был эффективен, так как обнаруживал эмоции, заблокированные внутри системы отношений.

Но завороженность мифом психосоматики отвлекает внимание психолога от различий между основанием этих случаев.

И, для завершения темы, приведем еще одну небольшую историю. Вера любит психологию. Она ходит на консультации к психологу. Однажды по дороге на консультацию Вера поскользнулась и поранила руку. Вера как клиент приходит на консультацию сразу после травмы. Болит рука. В травму идти как-то не хочется. В голове мысли – «вдруг все как-то обойдется само собой?» Терапевт спрашивает – чего ты желаешь? Вера говорит консультанту – я хочу исследовать, о чем говорит мне моя рука, моя травма. Психолог долго обсуждает тему, двигаясь по запросу. И Вера находит много разных семейных историй, которые ассоциативно зацепились за эту физическую боль и за ограничение движения, которое было связано с болью.

Но боль в руке говорила Вере, к сожалению, другое. Именно, что нужно было срочно искать помощи у травматолога. Который через 3 дня положил гипс. Но вот что удивительно: на три дня боль почти прошла, психология помогла.

Автор: Петрова Елена Юрьевна (Медицинский психолог, гештальт терапевт, член ЕАГТ, тренер института ИМАТОН, директор ИИГТ Санкт-Птеребург)

Назад
 
Приглашаю на консультацию