Центр психологической консультации 'Вместе'
Тел. +7 (342) 27-87-871
Сот. +7 (951) 93-87-871

Наш мозг ленится, используя часть своего потенциала?

Утверждение, что человек использует малую часть возможностей своего мозга так распространено, в том числе и среди психологов, что невольно начинаешь ему верить. Тем более, что мысль эта очень комплементарна. Дескать, мы-то, о-го-го! Такого наворотить можем, только вот не умеем еще.

Совершенно неверное утверждение. В начале и даже середине прошлого века ученые еще не очень представляли, как проходит мыслительный процесс. Надо сказать, что и сейчас еще тоже не очень представляют. Но нынешнее незнание уже на другом уровне знания базируется. Вот такой каламбур.

Итак, в XX веке знали, что мозг состоит из нейронов, а нейроны генерируют электрические импульсы. Вывод прост. Если импульс есть – нейрон работает. Импульса нет – бездельничает. Репетитор по математике с такой задачей справится на счёт «раз». Общее количество нейронов разделить на общее количество импульсов. Ответ получится просто неприличным.

Ничтожная доля нейронов работает. Меньше, чем одна десятая. Непорядок. Человек не может позволить себе такую расточительность. Надо заставить работать всех. Кто не работает, тот не ест. Слава Богу, что не знали тогда способов приобщения к труду нейронов человеческого мозга.

Наш мозг – сложнейшая многоуровневая структура. Чтобы разобраться в одной области знания, вы даете объявление: ищу репетитора по информатике. Понять же принципы работы мозга и сотня репетиторов не поможет.

Примерная схема работы мозга, очень грубая, приблизительная и примитивная, такова. Множество структур, областей и отделов мозга отвечают за свою область человеческой деятельности. За движения – одна структура, за зрение – другая. Если для нейронов в данный момент нет работы, то они неактивны.

Если бы работали одновременно все нейроны, то мы одновременно совершали бы все возможные движения, испытывали все чувства, видели все сновидения сразу.

Вот такое безумное, дергающееся в неконтролируемых конвульсиях, бредящее существо получилось бы. На несколько секунд. А потом все, конец. Долго такого издевательства живая ткань не выдержит.

Эпилепсия – тяжелая болезнь, как раз связана с переизбытком возбуждения нейронов и недостатком торможения.

Итак, чтобы думать о чем-то, надо не думать обо всем остальном. Баланс между процессами возбуждения и торможения лежит в основе правильной работы мозга.

Но вопрос остается. Можно ли заставить мозг работать эффективнее? Естественно, можно. Способов много. Но попробуем рассмотреть только один. Чтобы процесс возбуждения не перевесил процесс торможения.

Новорожденный младенец обладает мозгом, в котором нейронов больше, чем у взрослого. А вот связей между нейронами почти нет. Младенец почти не видит, не слышит, не ориентируется в пространстве, не управляет своим телом.

Связи образуются постепенно. Причем образуются они только в определенный период детства. Если младенец слеп, то во взрослом состоянии, даже если ему вылечат глаза, видеть не будет. Или с косоглазием. Мозг воспринимает зрительный сигнал от одного глаза.

Если сделать операцию в детстве, да еще заниматься с ребенком, то бинокулярность полностью восстанавливается. Операция по исправлению косоглазия у взрослого человека носит чисто косметический характер. Исчезнет дефект внешности, но видеть взрослый будет, как и раньше, только одним глазом.

Дети – маугли тоже характерный пример. Пропустив период обучения речи, они никогда не смогут выучить язык.

Следовательно, чтобы заставить мозг работать эффективно, нужно его постоянно тренировать, создавать новые связи. Причем делать это надо с раннего детства. Тренированный мозг – это мозг с большим количеством связей.

Когнитивные способности, то есть способность к обучению сохраняется в любом возрасте. Чем большее количество связей заложено в детстве, тем дольше и продуктивнее мыслительная деятельность человека. Тем эффективнее работает мозг.

Назад
 
Приглашаю на консультацию